лизинг; кредит-аренда; проект документов
лизинговая компания
 

 

Консалтинг и программы


Обновлен сборник программ для лизинга: 100 калькуляторов в MS Excel , методики и примеры лизинговых расчетов >>>

Кредитная программа от Российского Банка Развития для лизинговых компаний >>>

Программа "Индепендент Лизинг": "Приобретение действующих лизинговых портфелей или единичных договоров" >>>

Программа "Абсолют Лизинг": "Приобретение части лизингового портфеля" >>>

 

Анонсы событий


Все объявления о запланированных конференциях, семинарах, тренингах и других тематических мероприятиях по лизингу в образовательном разделе сайта >>>

 

Июнь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
  1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
 

Новое на сайте


Аналитический материал "Юниаструм Лизинг": "Точки роста" и инвестиционный потенциал российской экономики в 2010 году. >>>

В правовом разделе дополнена подборка материалов судебной практики за 2008-2009 годы >>>

Разделы материала "Кредитные рейтинги лизинговых компаний (пример США)":

» Предисловие к риск-модели оценки капитала

» Риск-модель оценки капитала финансовых компаний

» Развитие риск-модели оценки капитала

» Модель оценки рисков секьюритизации

Статья: Лизинг в кредит-кранче; рассуждения и тезисы >>>

 

Наши услуги
Квалификационные работы:  

» лизинг - диплом и доклад

» кандидатская диссертация

» докторская диссертация

Маркетинг и реклама в Internet:

» реклама на баннерах

» маркетинговый комплекс

Все услуги:

» в разделе "СЕРВИС"

 

Дмитрий Лелецкий

к.э.н., автор интернет-проекта www.unlease.ru

Материал опубликован в бюллетене "Промышленный маркетинг", номера 2 и 3, 2003 год.

 

Ретроспектива развития лизинга в России.

По вполне объяснимым экономическим причинам лизинг в России развит не столь широко как в большинстве стран с развитой рыночной экономикой. Однако, до последнего времени многие специалисты объясняли такое положение дел сначала отсутствием, а потом недоработками лизингового законодательства. Но в действительности попытка достижения благих экономических целей законотворчеством в отношении лизинга создала в середине 1990-х гг. проблемы, которые решаются до сих пор.

Теперь обычно выделяют три периода развития лизинга в России в связи с принятием нормативных документов и становлением российского законодательства о лизинге. Определяя настоящий 4-й период развития, его можно охарактеризовать реформированием ранее созданного правового регулирования лизинга в РФ.

 

Выделяемые мною четыре периода развития лизинга в России отражают хронологию наиболее существенных изменений лизингового законодательства.

Первый период, до начала 1990-х гг., характеризуется отсутствием какого-либо законодательства, имеющего отношение к лизингу.

Изучение лизинга в российских научных кругах началось минимум четверть века назад - задолго даже до того, как сам лизинг стал возможен в СССР. В отраслевых НИИ и внешторговых организациях велось накопление и изучение информации о несоциалистических формах хозяйствования, в частности, об аренде. Например, еще до 1977 года долгосрочная аренда изучалась в СССР как способ сбыта автомобилей на капиталистическом рынке.[1] Такие исследования носили в основном описательный характер, вплоть до 1980 гг., и речь в них шла в основном о возможных перспективах совершенствования социалистической экономики. При этом сам лизинг не получал какого-либо развития в СССР. В 1980-х годах лизинговой деятельностью эпизодически занимались лишь крупные внешнеторговые организации бывшего СССР. Лизинг рассматривался ими прежде всего как одна из форм приобретения и реализации такого оборудования, как крупногабаритные универсальные и другие дорогостоящие станки, поточные линии, дорожно-строительное, кузнечно-прессовое, энергетическое оборудование, а также ремонтные мастерские, самолеты, морские суда, автомашины, ЭВМ и т.д., "с использованием специальной формы кредита", под которой подразумевался лизинг.

В начале рыночных реформ (в период перестройки) в СССР лизинговые операции начали более широко практиковать во внешнеторговых организациях, например, таких как: "Автоэкспорт", "Совтрансавто", "Авиаэкспорт", "Совкомфлот", "Совфрахт", "Трактороэкспорт". Преобладающий объем операций 200 - 300 млн. долл. в год приходился на торговлю Восток - Запад, прежде всего на импорт оборудования из развитых капиталистических стран.[2] Лизинговые сделки были немногочисленны, но достаточно крупные по размерам - доллар как мировая валюта тогда был намного дороже, чем сейчас, и ежегодные капиталовложения размером 200 - 300 млн. долл. в год являлись заметными в общем внешнеторговом обороте с капиталистическими странами. Определенное регулирующие влияние сохранял за собой Внешэкономбанк СССР. Внешнеторговые организации выступали в основном как потребители услуг, тогда как генерирующая роль в этой сфере принадлежала советским заграничным банкам и созданным с их участием лизинговым компаниям. Среди последних можно назвать: "Промлиз", созданную во Франции в 1974 г. коммерческим банком для Северной Европы ("Эйробанк") и "Креди Леонэ"; "Ист - Вест - Лизинг", созданную "Морган Гренфилл энд Ко лтд" и Московским народным банком в Англии; "Донау-Банк" в Австрии. Не без основания считалось, что лизинг может стать одним из методов повышения эффективности экономики СССР. Тогда же появились первые предположения о том, что лизинг может быть эффективнее традиционных кредитных линий, открываемых иностранными банками на 7 - 8 лет в пользу Внешэкономбанка или дорогостоящего кредита Внешэкономбанка в иностранной валюте.

Разновидностью лизинговой операции, активно применявшейся Минморфлотом СССР, являлся "бербоут - чартер" - наем морского судна без экипажа. Суть этой операции состояла в следующем. В соответствии с условиями контракта, заключаемого В/О "Совфрахт" Минморфлота СССР с посреднической фирмой, предоставляющей интересующее Минморфлот судно в аренду, на это судно, прибывшее в какой-либо из портов Западной Европы или Японии под флагом третьей страны, направлялся советский экипаж, поднимался флаг Советского Союза, и судно поступало в распоряжение советской стороны для эксплуатации. По окончании или до истечения срока аренды по взаимно заключенному соглашению в качестве обязательного условия предусматривалось приобретение корабля арендатором. На условиях "бербоут - чартер" Минфлот СССР приобрел значительный тоннаж - сухогрузы, пассажирские суда, танкеры, находившиеся в эксплуатации в течение 6 - 12 лет. Суда, как правило, арендовались на срок 6-8 лет с последующей передачей права собственности российскому пароходству. Авансовый, арендные платежи и окончательный платеж, фиксирующий переход титула собственности, производились главным образом за счет кредита Внешэкономбанка СССР или банка-корреспондента в Англии, предоставляемого В/О "Совфрахт" под гарантю Минморфлота в иностранной валюте. Кредит выдавался в размере 80-100% стоимости судна на срок 8-10 лет по ставкам мирового денежного рынка и погашался, как правило, за счет выручки, получаемой в результате эксплуатации судна.[3]

Другим примером применения арендных отношений в СССР является лизинг международных автомобильных перевозок внешнеторговым объединением "Совтрансавто", которое приобретало за рубежом на условиях аренды с последующей покупкой различные виды грузового автомобильного транспорта: тягачи, рефрижераторные и тентовые полуприцепы, кузова, контейнерные шасси. На условиях аренды в СССР использовались иностранные контейнеры.

Одновременно с импортом был и обратный поток экспорта отечественной продукции по лизингу. Например, по лизингу осуществлялся экспорт советских самолетов в Италию и большегрузных самосвалов БелАЗ - 7523 в США.[4]

Вплоть до конца 80 гг. годов развитие международного лизинга сдерживалось главным образом запретом на операции с иностранной валютой и, как следствие, отсутствием иностранной валюты у государственных и первых частных предприятий для оплаты иностранного оборудования. Поэтому в отдельных случаях допускалось использование иностранных станков и другой техники предприятиями, не имеющими валютных ресурсов. Такие сделки предусматривали оплату обязательств поставкой продукции, произведенной на этом оборудовании (компенсационный лизинг - buy - back). После того как, начиная с апреля 1989 г., предприятия получили право самостоятельного выхода на внешний рынок, у многих из них появился собственный источник валютных поступлений, и возможности заключения сделок международного лизинга с участием российских предприятий стали шире.

Внутренний лизинг не получал какого-либо заметного развития до середины 1989 года - до начала перевода предприятий на арендные формы хозяйствования. Заметным явлением в становлении начальных правил применения аренды и лизинга стали Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде от 23 ноября 1989 года № 810-1 и письмо Госбанка СССР от 16 февраля 1990 года № 270 "О плане счетов бухгалтерского учета", в котором был представлен порядок отражения аренды и лизинга в бухгалтерском учете. Результаты либерализации экономических отношений не заставили долго ждать:

  • в книге Тома Кларка "Финансовый лизинг", вышедший в Лондане в 1990 г., со ссылкой на данные ЦБ СССР, указывается, что в 1989 г. объемы лизинговых операций в стране и с участием резидентов составляли 400 млн. долл..
  • по данным Госкомстата СССР на 1 января 1991 г. объем аренды и концессии составил по импорту 11,8 млн. руб., а по экспорту 54,7 млн. руб. Из них на аренду машин, оборудования и транспортных средств приходилось по импорту 11,8 млн. руб. и по экспорту 54,6 млн. руб., то есть почти 100% общего объема. Доля лизинга в общем объеме машинно-технического экспорта составляла 0,5 % и импорта менее 1 %, конкретнее - 0,04 % .[5]

Второй период развития лизинга продолжался с начала 1990-х гг. до середины 1990-х гг. С продолжением рыночных реформ и переходом к многоукладной экономике в деятельности предприятий все чаще стали использоваться договоры, которые носили в себе элементы лизинговых сделок. Однако лизинговое законодательство федерального уровня по-прежнему отсутствовало. Тем не менее, лизинг развивался с применением норм законодательства об аренде, и наличие высоких рисков для участников лизинговой деятельности сдерживало ее развитие. До 1996 г. лизинг мог осуществляться в качестве сделок, "хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему"[6]

В отдельных отраслях народного хозяйства были приняты распоряжения, способствующие развитию лизинга как вида инвестиционной деятельности. Например:

  • О принятии предложения Комитета рыбного хозяйства при Минсельхозе России о развитии лизинговых операций с целью приобретения рыболовецких судов, построенных за рубежом. (21.03.1992);
  • О полном освобождении от оплаты таможенных пошлин и налогов самолетов А-310-300, запасных частей и двигателей к ним, временно ввозимых в Россию по лизинговому соглашению между "Аэрофлот - советские авиалинии" и консорциумом западноевропейских банков. (24.05.1994);
  • Постановление Правительства РФ от 16 июня 1994 г. № 686 "Об организации обеспечения агропромышленного комплекса машиностроительной продукцией на основе долгосрочной аренды (лизинга).

В то время Правительством с целью обновления основных фондов продолжали создаваться лизинговые компании с участием госбанков и других государственных структур. В 1990 г. были созданы четыре лизинговые компании: во Владивостоке - Дальневосточная акционерная лизинговая компания "Дальлизинг"; в Нижнем Новгороде - торгово-лизинговое объединение "РОСС и Я"; в Ярославле - лизинговая компания "Ярославтехлизинг", а в Санкт- Петербурге- компания "Балтийский лизинг". В июне 1991 г. была создана, а с декабря того же года приступила к деятельности международная лизинговая компания "Евролизинг". Ее учредителями стали Внешэкономбанк СССР, Совморфлот и Госснаб СССР, с французской - один из крупнейших банков Европы "Банк Насиональ де Пари", а с немецкой - одна из крупнейших лизинговых компаний Западной Германии - "Митфинанц ГмбХ". Наряду с этим в начале 90 гг. появились и первые коммерческие (негосударственные) лизинговые компании, в основном учрежденные банками. Развитие сети коммерческих банков способствовало внедрению лизинговых операций через новую банковскую практику.

В 1993 г. лизинг был классифицирован как вид услуг финансового посредничества.[7] Дальнейшее развитие лизинга в России продолжалось примерно такими же темпами, как и менялась вся экономика в сторону формирования рыночных отношений.

Третий период в развитии лизингав России - с середины 1990-х гг. до 2002 г. Этот период характеризуется принятием специального законодательства о лизинге.

С течением времени потребовалась консолидация усилий операторов российского лизингового рынка для улучшения условий ведения бизнеса и разъяснения преимуществ лизинга потенциальным лизингополучателям. Представители российского лизингового сообщества организуют учебные семинары, "круглые столы" для дискуссий, конференций и участвуют в выставках. Создаваемые профессиональные объединения со временем стали приобретать формальную основу. Например, в октябре 1994 года была создана Российская ассоциация лизинговых компаний "Рослизинг", которая стала корреспондентским членом Европейской федерации ассоциаций лизинговых компаний "LEASEUROPE".

С тех пор увеличилось число не только собственно лизинговых компаний, но также и объем заключенных лизинговых сделок. Например, в 1995 г., общий объем сделок, заключенных членами “Рослизинга”, составил 170 млрд. руб. (42 млн. долл. США), в 1996 г. эта цифра выросла до 670 млрд. руб. (130 млн. долл. США), а в 1997 г. - до 2,8 триллиона рублей (500 млн. долл. США). В 1998 г. (до кризиса), по информации “Рослизинга”, его члены заключили лизинговые сделки на общую сумму 4 млрд. долл. [8]

Нормативные акты, способствующие развитию лизинговых отношений, принимались на региональном уровне, а также на уровне министерств и ведомств. Однако, уже ко второй половине прошлого десятилетия были обозначены основные принципы регулирования лизинговых отношений в России. На протяжении более чем четырех лет (с сентября 1994 г. до октября 1998 г.) действовало постановление Правительства РФ "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности" от 29 июня 1995 г. № 663, продлеваясь, дополняясь и меняясь в своей редакции пять раз в течение этого времени. И еще два постановления, принятые Правительством РФ, сыграли важную роль в развитии российского лизинга. Первое постановление №1133 (ноябрь 1995 г.) предусматривало, что лизингополучатель может включать лизинговые платежи в состав затрат. Второе постановление № 752 (июнь 1996 г.) регламентировало, что стороны договора лизинга могут применять механизм ускоренной амортизации к активам, являющимся объектом финансового лизинга, при отражении таковых в своей финансовой отчетности.

Важным событием в становлении лизинга в России стало принятие Второй части ГК РФ, которая вступила в силу в марте 1996 года. С тех пор все нормативные документы, регулирующие отношения финансовой аренды (лизинга), должны были рассматриваться в соответствии с ГК.

8 февраля 1998 г. Президент подписал ФЗ N 16 "О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА "О международном финансовом лизинге". Однако р еальные события последних лет свидетельствуют о том, что существенного положительного влияния на прогресс нашей экономики подобные показные мероприятия не оказывают. Так, при присоединении Россия к Оттавской Конвенции 1988г. усилий было потрачено немало: общественность и правительство уверяли, что российский лизинг не может без Конвенции развиваться; что это будет прорыв на мировой рынок и т.д. Когда же Россия присоединились, то оказались в одной компании лишь с Нигерией, Панамой, Латвией, Венгрией, Белоруссией. Из развитых стран к этой конвенции присоединились лишь Италия и Франция (с оговорками). К онвенция не получила широкого признания во всем мире - к ней присоединилось лишь 8 стран, из которых 3 - бывшие республики СССР (в том числе Россия).

29 октября 1998 был принят ФЗ N 164 "О лизинге", но практика показала, что закон в целом не соответствовал экономической ситуации того периода и создал юридические сложности, мешающие развитию лизинга. Как юристы, так и экономисты считали, что закон требует серьёзной доработки, однако по поводу того, какими именно должны быть поправки в закон, долгое время велись жаркие дискуссии. Еще в 1997-98 гг. ряд специалистов высказывали предположения, о том, что "Если даже представить, что правовой режим лизинга (вследствие ли принятия закона “О лизинге” или внесения поправок в действующий Гражданский кодекс) будет максимально благоприятным и для лизинговых компаний и их клиентов - потребителей оборудования, то само по себе это обстоятельство ни в коей мере не гарантирует быстрого развития лизинга в России".[9] Эта точка зрения подтвердилась практикой последующих лет. В общей структуре законодательных актов РФ место собственно закона “О лизинге” в тот период времени не просматривалось. Он был обречен на противоречие с ГК РФ и в силу этого не мог подлежать бесспорному применению. Поэтому, в последствии закон стал более формальным документом, воспроизводящим основные положения главы 34 ГК РФ и, несколько расширяя их, но не лучшим образом. Существенной практической пользы отечественному бизнесу от принятия такого закона “О лизинге” не вышло потому, что в законе было достаточно трудно, а точнее говоря невозможно отразить все необходимые для развития лизинга в России положения. Экономическая выгода от этого “невнятного” законодательного проекта казалась минимальной на момент его принятия и едва заметна теперь - после принятия закона в 1998 г. и внесения в него более чем 70 поправок в начале 2002 г..

Законодательная база российского лизинга продолжала развиваться в последние годы. Между тем, данные из экономических и юридических исследований показывают, что развитие лизингового бизнеса в России в значительной степени зависит от общей инвестиционной ситуации в стране (в конкретной отрасли - в частности) и общих налоговых условий ведения бизнеса, нежели от принятия нового и совершенствования уже созданного специального законодательства для лизинга. Так, по мнению многих специалистов-практиков развитию российского лизинга в последние годы способствовали изменения в экономике страны:

  • в целом улучшившаяся по сравнению с кризисом 1998 года инвестиционная ситуация в России;
  • изменения в налоговом законодательстве, которые произошли в России относительно недавно - отмена 20%-го налога на приобретение автотранспортных средств и снижение налогов с оборота с 4% до 1% 2001 г. и его отмена с начала 2002 г.

Однако, зачастую развитие лизинга в России сдерживали нерешенные юридические вопросы, появившиеся из-за неадекватности лизингового законодательства, а также длительность судебных процедур рассмотрения споров, возникающих в отношении лизинговой практики.

Четвертый период развития лизинга начался во второй половине 2001 г. и продолжается в настоящее время. Он характеризуется реформированием законодательства, регулирующего лизинговую деятельность. Наиболее существенные изменения таковы:

  • 26 декабря 2001 г., после обсуждения проблемы с теоретиками и практиками лизинговой деятельности, Государственная Дума проголосовала за принятие закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" - было принято более 70 поправок к действующему закону, 2 февраля 2002 г. изменения к закону вступили в силу.
  • Вступившая в действие в начале 2002 г. 25-ая глава Налогового Кодекса закрепила имеющийся льготный налоговый режим для проведения лизинговых операций в РФ. Изменения, внесенные в текст этого документа летом 2002 г. устранили некоторые противоречия с иным законодательством.
  • Немаловажное значение для лизинга импортного имущества и иностранных капиталовложений через лизинг имело принятие новой редакции таможенного кодекса, в ходе подготовки которой проводилась большая работа законодателей и лизинговых лоббистов.[10]

В то время как упрощение закона о лизинге, принятие 25 главы НК РФ и ТК РФ сняло ряд имеющихся противоречий в нормативных документах и тем самым способствовало развитию лизинга, законодательство в сфере налогообложения лизинговых операций за последние годы стало чрезвычайно важным для лизинговой практики, в особенности для ее финансовой составляющей. Существо спорных правовых вопросов в финансовой сфере лизинговой деятельности, особенно актуальных в последние годы и в настоящее время, можно отследить по материалам специализированных изданий о лизинге в РФ и по практике судебных разбирательств в отношении лизинговой деятельности.

В следствии ряда специфических проблем, ограничивающих лизинговую практику в РФ, многие специалисты-практики считают, что принятых в отношении лизинга законодательных поправок явно недостаточно. Однако, если рассматривать современную российскую правовую базу для лизинга подробнее, то в ней обнаружатся более общие проблемы. Не для кого не секрет, что нынешняя редакция закона "О финансовой аренде (лизинге)" - результат лоббирования интересов определенных бизнес-кругов. Закон о лизинге продолжает действовать теперь в новой, но по-прежнему несовершенной форме, вопреки общепринятому в странах с развитой рыночной экономикой представлению о том, что сделки финансовой аренды, оставаясь в юридическом смысле арендными сделками (подразумевают заключение именно арендного договора) должны регулироваться экономическими методами - на уровне бухгалтерского учета. За последнее десятилетие российская правовая и экономическая пресса, уделяя достаточное место общим исследованиям лизинга, крайне скупо освещает конкретные меры, предпринимаемые государственными и общественными организациями в указанном направлении. В условиях такого информационного вакуума можно предположить, что реформы в сфере бухгалтерского учета в ближайшее время существенно не затронут лизинговую деятельность прежде всего потому, что госорганы вяло имитируют подготовку радикальных изменений, поскольку вообще ничего не делать как бы - нельзя, да и изменения в странах СНГ обязывают проводить реформирование более радикально.[11] И, что не менее важно, в настоящее время необходимы действия, направленные на приближение российского бухгалтерского учета к правилам, закрепленным в международных стандартах, в частности, в отношении учета арендных операций.

Резюмируя представленный ретроспективный обзор отмечу, что российское законодательство о лизинге существенно отличается от законодательства стран с развитой рыночной экономикой. Данные из опубликованных исследований и мнения специалистов-практиков свидетельствуют о том, что развитие лизингового бизнеса в России в большей степени зависит от общей инвестиционной ситуации в стране (в конкретной отрасли - в частности) и общих налоговых условий ведения бизнеса, нежели от принятия нового и совершенствования уже созданного специального законодательства для лизинга.

 

На будущее, пару слов о вероятных перспективах.

Дальнейшая реформа законодательства может быть не столь поверхностной.

Финансовая составляющая лизинга как инструмента налогового планирования настолько важна, что даже те, кому не хотелось бы акцентировать на этом внимание, не видят возможностей его использования вне особого налогового режима и без дополнительного налогового стимулирования. Поэтому еще в середине 1990 гг. "лизинговому сообществу" потребовалось рассмотрение лизинга как особого вида правоотношений, что в свою очередь дало повод лоббировать принятие федерального закона, в котором правовые и экономические основы лизинговых отношений формализуются как инвестиционные, а также устанавливается льготный налоговый режим для лизинга.

Между тем, в юридическом смысле финансовая аренда (лизинг) - это не более чем один из видов договора аренды, которому обычно предшествует договор купли-продажи арендуемого имущества. Поэтому тогда же (в середине 1990 гг.) идея принятия федерального закона "О лизинге" критиковалась на том основании, что в общей структуре законодательных актов РФ необходимость принятия такого закона определена не четко и данный закон будет обречен на противоречие с ГК РФ.

Российская хозяйственная практика последних 10 лет подтвердила правильность предположений критиков. Так, первая редакция принятого в 1998 г. ФЗ "О лизинге"[12] спровоцировала возникновение правовых коллизий и, даже более того, ограничила возможности использования лизинга для большинства практикующих его в России организаций. В результате поправок, принятых в конце 2001 г. с учетом накопленной практики и предложений арендодателей финансовой аренды, ФЗ стал более формальным документом воспроизводящим основные понятия из ГК РФ.[13] Действительно, изменения и дополнения в ФЗ вносились под предлогом его приведения в соответствие с текстами ГК РФ и Оттавской конвенции 1988 г. о международном лизинге. Однако именно такие изменения оказались в итоге поверхностными (косметическими), прежде всего, в отношении использующейся в ФЗ терминологии.

Самая большая проблема ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" заключается в подмене хорошо известных как юристам, так и экономистам терминов на новые и ранее неопределенные.

Источником проблемы стало использование в гражданско-правовых отношениях в РФ слова "лизинг", образованного от иноязычного слова LEASING, являющегося за рубежом специальным экономическим термином, значение которого четко не определено в законодательстве. И если теперь слово лизинг используется лишь как синоним и пишется в скобках в названии ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", то в остальной текст ФЗ соответствующие изменения не были внесены. В ФЗ используется набор образованных от слова лизинг терминов (например: "лизингодатель", "лизинголполучатель", "предмет лизинга", "лизинговые платежи" и т.п.), значение которых ранее строго не определялось ни в российской, ни в зарубежных системах права. Своеобразная трактовка этих новых терминов в ФЗ привела к искажению ранее сложившихся и к настоящему моменту уже традиционных представлений о правовых и организационно-экономических основах финансовой аренды. В результате таких законодательных новшеств возникли противоречия, в частности, между параграфом 6 главы 34 ГК РФ "Финансовая аренда (лизинг)" и ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)":

  • в ГК РФ финансовая аренда (лизинг) относится к институту аренды и сторонами договора финансовой аренды являются арендатор и арендодатель;
  • в ФЗ говорится так, как будто договор финансовой аренды - это не арендный, а инвестиционный договор и "целями настоящего Федерального закона являются развитие форм инвестиций в средства производства …, защита прав собственности, прав участников инвестиционного процесса, обеспечение эффективности инвестирования". [14]

Можно решить данное противоречие путем замены в ФЗ набора образованных от слова лизинг терминов, четко определенными ранее в главе 34 ГК РФ терминами, не противоречащими названию самого ФЗ. В крайнем случае, новые термины можно было бы указывать как синонимы в скобках, аналогично тому, как термин лизинг указан в названии ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)". Предлагаемые изменения формализовали бы адекватное ГК РФ представление о финансовой аренде (лизинге), как об арендных отношениях опосредованных иными отношениями участников инвестиционного процесса. Даже если арендный по форме договор содержит условия, присущие экономическим отношениям купли-продажи и кредита, что лишь косвенно указывает на инвестиционную направленность такого договора и характерно для большинства договоров финансовой аренды, то из этого напрямую не следует необходимости создания новой юридической формы договора - "договора лизинга".

Проблема несоответствия юридической формы и экономического содержания договора финансовой аренды решается экономическими методами.

По своим формальным экономическим признакам обычный арендный договор не является инвестиционным, поскольку инвестиции в бухгалтерском учете формализуются как вложения в актив, а традиционные способы учета арендных операций предполагают иное.

Между тем, сегодня многим хотелось бы, чтобы лизинг сам по себе был формой прямых инвестиций или чтобы финансовая аренда представлялась основой неких иных форм инвестиций в средства производства. Для того чтобы такие представления стали экономически обоснованными и соответствующим образом формализованными, финансовая аренда должна отражаться в бухгалтерском учете не как обычная арендная операция, а, например, как операция купли-продажи с отсрочкой платежей. Это обычное для стран с развитой рыночной экономикой решение имеется сегодня в РФ, но оно логически не завершено:

В соответствии с действующими в РФ правилами бухгалтерского учета, переданное в финансовую аренду имущество может отражаться либо на балансе арендодателя, либо на балансе арендатора. Из действующих бухгалтерских правил следует, что у сторон договора финансовой аренды есть свобода выбора варианта бухгалтерского учета, по данным которого строится налоговый учет и, соответственно, производится налогообложение. Таким образом, организации располагают возможностью налогового планирования, выбирая один из двух вариантов учета. Данная возможность стала более реальной после внесения в 25-ю главу Налогового кодекса РФ изменений, подтверждающих полную свободу выбора балансодержателя лизингового имущества, показывающего амортизационные отчисления в налоговых целях.[15]

Такое положение дел объяснимо отсутствием в настоящее время в РФ классификации аренды в целях бухгалтерского и налогового учета. Данная полная свобода должна быть ограничена в частности, для адекватного ведения бухгалтерского и налогового учета арендных договоров, имеющих инвестиционную направленность и, поэтому, похожих на продажу в рассрочку. Бухгалтерский учет таких арендных договоров должен осуществляться подобно тому, как осуществляется учет операций продажи в рассрочку. То есть, арендуемое имущество и арендная задолженность должны отражаться на балансовых счетах арендатора, со всеми вытекающими из такого учета налоговыми последствиями, как для арендатора, так и для арендодателя.

Имеющийся в бухгалтерском и налоговом учете пробел может быть устранен на общем для всех арендных договоров основании, а не только в отношении договоров финансовой аренды. В наиболее простом виде, классификация аренды в целях бухгалтерского и налогового учета может быть разработана аналогично тому, как она реализована в стандарте 17 МСФО.[16] Соответствующие распоряжения (письма, постановления, указания, рекомендации) могут быть подготовлены и изданы налоговыми органами или Минфином.

Проведение реформы в сфере экономического регулирования аренды закономерно и вероятно в будущем.

Вероятность реформы в указанном направлении велика в силу тех же обстоятельств, которые 40-20 годами раньше обусловили ее проведение на североамериканском континенте, а также в ряде европейских стран и, кроме того, фискальная функция российского государства будет усиливаться. Уже поэтому можно считать, что проведение такой реформы экономически закономерно. Однако по очевидным причинам реформа не состоится в ближайшее время. Думается так, что до столь радикальных изменений имеется временной лаг как минимум в несколько лет, потому что:

  • в условиях почти полного отсутствия какой-либо информации по указанным проблемам, государственные органы не предпринимают ни каких видимых действий для их решения;
  • собственно "лизинговому сообществу" такие изменения не выгодны. Соответственно, популяризировать приведенные в этой статье идеи и, тем более лоббировать законодательные изменения в указанном направлении лизинговые практики не будут;
  • та часть научных работников и представителей СМИ, доходы которых напрямую зависят от финансовых "вливаний" со стороны лизинговой практики, на указанные проблемы тоже могут "смотреть сквозь пальцы".

Ссылки:

[1] Карпов Ю. Н.. Аренда как новая форма сбыта автомобилей на капиталистическом рынке. - М.: Ордена трудового красного знамени Научно - исследовательский институт МВТ СССР, диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук, 1977.

[2] Шемакин А. Международный лизинг и деятельность стран членов СЭВ // "Экономические науки", 1990, № 4.

[3] Васильев Г.И. Лизинг; международный аспект // Деньги и кредит, 1989 г., № 11.

[4] Газета Известия, 10 декабря 1988 г. стр. 2.

[5] Е. Чекмарева "Лизинговый бизнес" - М.: "Экономика", 1994 г., с. 53-54.

[6] статья 4 ГК РСФСР 1964 года

[7] В соответствии с Постановлением Госстандарта России от 6 сентября 1993 г., лизинг - это вид услуг финансового посредничества, код 65.21 Общероссийского классификатора видов экономической деятельности.

[8] Технологии лизинга и инвестиций // Журнал Российской ассоциации лизинговых компаний - № 1, 1999 г.

[9] См. например Кулешов А. Почему хотят принять закон “О лизинге”? // журнал Лизинг-ревю, № 1-2, 1998.

[10] В частности, заместитель руководителя группы "Народный депутат" в Госдуме Анатолий Аксаков считал, что одной из новаций кодекса является так называемый "режим временного ввоза", по которому оборудование будет поставляться на территорию России без уплаты каких-либо пошлин. Только по истечении трех лет это оборудование, в соответствии с законопроектом, должно было бы облагаться таможенными платежами по остаточной стоимости.

[11] Например, аналогичные проблемы рассматривается в Белоруссии. См. например, Минович Е. Реформа бухгалтерского учета, как повод для углубленного рассмотрения юридических аспектов лизинга - журнал "Вестник Высшего Хозяйственного Суда. Республика Беларусь" № 10/2, 2002 г.

[12] См. Федеральный закон РФ от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О лизинге" в первой редакции.

[13] См. Федеральный закон РФ от 29 января 2002 г. N 10-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" (принят Государственной Думой 26 декабря 2001 г. и одобрен Советом Федерации 16 января 2002 г.). В соответствии с внесенными изменениями и дополнениями, новое название ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)".

[14] Федеральный закон РФ "О финансовой аренде (лизинге)" в действующей редакции.

[15] См. главу 25 НК РФ, статью 258 и статью 256 с изменениями, внесенными в соответствии Федеральным законом N 57-ФЗ.

[16] МСФО - международные стандарты финансовой отчетности (сокращение автора статьи.

 

07.12.2003.

 

 

Объявления




 

 

Рекомендуем


» Новости на E-mail

» Итоги опросов по лизингу

» Кредит-аренда [лизинг]

» Партнеры 2005-2006


» Партнеры 2007-2008


 

 

© UNLEASE.ru Проект начат 01-10-1999, редакция от 01-12-2011, автор проекта Дмитрий Лелецкий  

При использовании материалов давайте ссылки на "проект документов о лизинге" http://unlease.ru